Александр Барыкин: пригласительные я раздал всем крутым людям, среди них были и фарцовщики и каталы и цеховики

Дело было в 1979. Александр Барыкин уволился из «Веселых ребят», а Владимир Кузьмин из «Самоцветов». Парни создали свою рок-группу «Карнавал», гремевшую в Советском Союзе середине 80-х.

До этого Барыкин прошел хорошую школу жизни в ресторане сочинского отеля «Жемчужина», которая и дала ему обширные связи в «теневом мире» Союза ССР. Там же он познакомился и с директором ресторана из подмосковной Салтыковке. Директора убеждать не надо было, ему было понятно какие барыши несет в себе филиал «Жемчужины».

Первый состав группы «Карнавал»

Барыкин лично напечатал пригласительные билеты и повез их по центральным ресторанам Москвы. Вот там и сидел тот контингент , что готов был платить 10 рублей за исполнение «Отеля Калифорния» или «Белладонны». Но международные хиты пели много где. Не многие пели их до 4 утра. В советское время рестораны закрывались в 23.00, иногда в 24.00. Партия и правительство берегли и народ и его кошельки. А вот в Салтыковке можно было сорить деньгами до утра. Милиция совершила пару облав, но отдыхающие уходили через черный ход. А Барыкин с Кузьминым отвечали, что они здесь репетируют…. по линии комсомола.

Как понимает читатель «водить за нос» доблестную советскую милицию долго не получилось — ресторан прикрыли. Что стало с директором, в своих интервью Барыкин не рассказывал. Однако «Карнавал» переместился в ресторан Центрального дома туриста в Москве. Оооооо! Место это стало одним из символов мрачных 90-х годов, а перед Олимпиадой-80 там еще сидели иностранные коммерсанты, обговаривавшие детали контрактов под музыку Карлоса Сантаны, Weather Report и Eagles, в исполнении Александра Барыкина и К.

Обслуживать Олимпиаду «Карнавал» не взяли. Ребята обиделись и уехали в Ригу. В новом отеле «Латвия», на последнем этаже работал ресторан. Там собирались «цеховики», «каталы», «девушки легкого поведения», словом часть того самого континента, от которого была зачищена Москва летом 1980 года. Говорят, рядовым слушателям приходилось отстаивать многочасовые очереди, чтобы попасть на концерт модной московской группы в этом новомодном заведении.

Александр Барыкин. Кадр из программы «Голубой огонек-86»

Как понимает читатель, с деньгами, при такой жизни, у Барыкина со товарищами, проблем не было. Им хотелось уже большего — официального признания. Посуливший издать большой диск на фирме «Мелодия», композитор Матецкий, смог сделать только миньон из трех композиций. О прорыве на ТВ речь не шла вообще.



Александр Барыкин

Увы, в те годы советская цензура стала лютовать еще больше. Это случилось после скандальных взмахов рукой солиста Эстонской группы «Магнетик бэнд» на сцене во Львове. В 1983 вышло постановление ЦК КПСС «об упорядочение». Многочисленные ВИА и рок-группы заставили переутверждать программы на худсоветах. «Карнавал» утверждал свою 13 раз, но так и не утвердил. В итоге заместитель министра Культуры РСФСР тов. Баев был послан Барыкиным по известному адресу. Ну, какие концерты, после этого? Только рядовым гитаристом в театр им. Ленинского Комсомола, к Крису Кельме ( Анатолию Калинкину). Не помогли ни Кобзон, ни Эсембаев. Хотя, нет, вру — Эсембаев помог устроится в Грозненскую филармонию. Это отдельная песня. До «Голубого огонька»-86, с прорывной «Программа передач на завтра», оставалось 2 года.