«Есть хотелось все время и сильно»: Нонна Мордюкова о своей учебе во ВГИКе сразу после войны

В первые послевоенные годы голодала и замерзала вся страны, и студенты актерского факультета Всероссийского государственного института кинематографии не были исключением. В книге «Не плачь, казачка» Народная артистка СССР Нонна Викторовна Мордюкова (1925-2008) рассказала о том, как она жила во время учебы во ВГИКе с 1945 по 1949 гг.

Фото из открытых источников

Нонна Мордюкова родилась 25 ноября 1925 года. Бойкая и артистичная девушка из города Ейск (Краснодарский край) еще в 16 лет решила, что после школы поедет учиться на актрису. Но впереди ее ждали долгие годы войны и оккупации. Только в 1945 году она смогла завершить прерванное войной школьное обучение и получить аттестат зрелости.

Повсюду голод и нищета. Мать одна тянет шестерых детей, причем Нонна самая старшая и главная помощница по хозяйству. К желанию дочери ехать покорять столицу, умудренная жизненным опытом женщина отнеслась скептически:

— Поедешь, поедешь, доченька, одним местом по печке… Ни грошей нема, ни одёжи…

Цитата по: Мордюкова Н. Не плачь, казачка. Москва, 2017

Фотооткрытка, 1965 г. Общественное достояние

Но Нонну уже не остановить. Девушка решает сбежать в Москву из родительского дома. Ей помогают младшие братья и сестры:

«На горище (чердаке) брат нашел самодельный деревянный чемодан с переводными картинками на крышке. Завернули на дорогу кукурузных лепешек. В старом чайнике в беспорядке хранились деньги, весь семейный капитал. Взяла шестнадцать рублей, подкрасила немного губы типографской краской».

Цитата по: Мордюкова Н. Не плачь, казачка. Москва, 2017

До Москвы добиралась в товарном поезде. В холодном вагоне без каких-либо удобств. Спала на ворохе соломы. И так четверо суток.

Когда Нонна пришла на творческий конкурс во ВГИКе, оказалось, что нужно прочитать комиссии отрывок из литературного произведения. Девушка даже не поинтересовалась условиями поступления, была уверена, что ее и так возьмут. Вместо басни или стихотворения она стала рассказывать смешные деревенские байки, подслушанные еще в детстве. И довела всю комиссию до истерики.

Вот что значит природный артистический талант.

Фотооткрытка, 1961 г. Общественное достояние

Пока сдавала экзамены (конкурс проходил в несколько этапов) ночевала на вокзале. Здесь же оставляла прямо в зале ожидания фанерный чемодан со всеми своими вещами. Только запирала его на амбарный замок.

Вместе с ней на курс поступили москвички Тамара Носова и Зинаида Сорочинская, сибирячки Екатерина Савинова и Лариса Матвеенко, киевлянка Надежда Самсонова, Клавдия Хабарова из Магнитогорска, Светлана Коновалова с Казахстана и Елена Вольская с Украины. Из парней — вернувшиеся с фронта по ранению москвичи Сергей Гурзо и Олег Мокшанцев, приехавший из разоренной Сталинградской области Евгений Ташков, Владимир Борискин из Саратова, ну и конечно, будущий муж Вячеслав Тихонов из подмосковного Павловского Посада.

Вот как Нонна Викторовна описывают себя и однокурсников:

«И набрали нас полный институт одних голодранцев. Одежда у нас была «веселая»: у кого пальто из солдатской шинели, у кого телогреечка. И вообще много аксессуаров военного обмундирования: планшеты кирзовые вместо портфелей, шапки-ушанки с вмятиной от звездочки, котелки, ботинки солдатские. Все это приобретали по толкучкам».

Цитата по: Мордюкова Н. Не плачь, казачка. Москва, 2017

Кадр из фильма «Простая история» (1960)

Но больше всего мучил голод:

«Есть хотелось все время и сильно. Бывало, и во сне еда снилась. Просто хлеб, а глаза откроешь – кроме инея на стенах (общежитие не отапливалось), ничего».

«Снилось, что ты дома, что-то жуешь, с жадностью набираешь каких-то пышек, а просыпаешься — пусто. Видишь только, как спят твои коллеги в одежде, в обуви, сверху накрытые матрацами. Пар изо рта такой, как будто курят. Общежитие топили стихийно — крашеными, оторванными от забора досками. Все собирались у огня в коридоре».

Цитата по: Мордюкова Н. Не плачь, казачка. Москва, 2017

Всем студентам полагались хлебные карточки, однако пайка была такой, что студенты съедали ее тут же в магазине. Стипендию платили только тем, кто учится на положительные оценки, но ее хватало ровно на 4 дня: купить немного хлеба, картошки на рынке и гематоген в аптеке. Как пишет Нонна Викторовна, несколько дней после стипендии студенты «пировали», потом опять голодали.

На рынке меняли на еду все, что можно продать. Однажды с голодухи, соседки по комнате общежития Нонна Мордюкова и Светлана Коновалова съели клейстер – сваренный крахмал для приклеивания фотокадров, который готовили на операторском факультете.

Мяса студенты не видели вообще. Из рыбы редко могли себе позволить «ржавую» селедку.

Кадр из фильма «Молодая гвардия» (1948)

Из дома мать изредка присылала немного кукурузной муки. В богатом Краснодарском крае тоже голодали. В ежедневном рационе макуха, картофельные очистки, капустные листы, но, все, же могли позволить иногда покупать молоко и хлеб. В любом случае, с фильмом «Кубанские казаки» не сравнить.

На втором курсе Нонна Мордюкова сыграла Ульяну Громову в фильме «Молодая гвардия», получила какой-никакой гонорар, но что самое главное – отъелась на Донбассе за четыре месяца съемок. А в 1949 году режиссер Сергей Герасимов, оператор и исполнители главных ролей получили Сталинскую премию I степени, к которой прилагались 100 тыс. рублей. Каждому из актеров-студентов досталось по 13 тысяч.

Кадр из фильма «Молодая гвардия» (1948)

О том, как изменился быт Нонны Мордюковой после первого успеха можно почитать в ее книге «Не плачь, казачка».

Load More Related Articles