«Мама Вера» из «Девчат» и её то ли счастливая, то ли несчастливая любовь с Ростоцким

Мягкая и твёрдая

В популярном фильме «Доживём до понедельника» Нина Евгеньевна появилась в роли сухой, жёсткой завуча Светланы Михайловны, душившей всякую творческую, свободную мысль в школе. По счастью, с этой ролью Меньшикову обычно в жизни никто не ассоциировал — а то ведь в СССР народ был горячий, к исполнителям отрицательных ролей порой подходили в общественных местах постыдить.

Благодаря своей Светлане Михайловне сыграла Нина Евгеньевна и другого педагогического сухаря — Ксению Львовну из «Ста дней после детства». Фильм стал культовым, и опасность остаться в памяти людей Ксенией Львовной тоже была. Но нет. Только Мама Вера. С такими глазами, как у Нины Меньшиковой, по‑другому быть не могло. Каждый, кто в них заглядывал, доброту — видел, грусть — видел. Педагогических сухарей — нет.

Это на экране талант Меньшиковой заставлял верить, что может она быть бессмысленной или жестокой. В жизни в ней была мысль, а жестокости как раз не было.

Любую свою роль, любого персонажа — а очень часто это были персонажи второго плана или вовсе эпизодические — Нина Евгеньевна умудрялась наполнить удивительным чувством человеческого достоинства. Её педагоги-сухари не превращались в стерв и истеричек — за их жёсткостью, казалось, стоит какая-то несчастливая личная история. Привнести в фильм ещё одну, пусть и неявную, но угадывающуюся историю, не произнеся ни одной лишней реплики — у Меньшиковой был особый талант.

Эту историю она, кажется, всё же рассказала, одну на всех, в облике той самой Мамы Веры в «Девчатах». И это была очень понятная тихая личная трагедия. С такой сталкивалась не одна женщина в стране. Однако, несмотря на свой особенный тихий талант, в большие актрисы Нина Меньшикова не годилась. По крайней мере, когда она после войны поступила во ВГИК на курс Бабочкина, он так заявил. Ни внешности, мол, ни дарования.

Нине пришлось покинуть курс. Но она не сдалась — перешла на курс младше к Герасимову. А тот неожиданно и тихой её обаяние рассмотрел, и будущую актрису — и взялся обрабатывать то и другое.

Много в чём порой упрекали после выпуска актрису Меньшикову, но только не в непрофессионализме. Наблюдательная, всегда меткая в шутках, она умела в каждом своём персонаже найти, открыть что-то, что наполняло его глубиной. «Способная к решению самостоятельных актёрских задач,» было написано в её выпускной характеристике. Её звали, когда надо было отыграть женщину и мягкую, и твёрдую одновременно — непростая задача.

Наверное, лучшая роль Меньшиковой, в которой проявился каждый оттенок её дарования — это роль матери мальчика, объявлено святым, в фильме «Чудотворная». Сейчас этот фильм непопулярен — в нём можно усмотреть нападки на православие. По сюжету мальчик из деревни находит икону. Его бабушка объявляет икону чудотворной, мальчика — святым, и пытается заработать на его славе. Постоянные паломники и их невероятные ожидания превращаются в пытку и для мальчика, и для его матери.
Личная жизнь товарища Меньшиковой

Нина родилась в 1928 году, в семье кадрового военного. В 1941 ей было тринадцать. Семью послали в эвакуацию; упрямая Нина сопротивлялась, отказывалась ехать, пыталась спрятаться под кроватью, чтобы в суматохе сборов о ней забыли. Но тогда её упрямства оказалось маловато. Два года девочка прожила в чужой деревне. Научилась труду на земле. В родную Москву вернулась только в 1943. Позже её было уже не переупрямить.

Студенткой влюбилась. Не мелочась: в Станислава Ростоцкого. Будущий прославленный режиссёр ходил в первых красавцах института. Если Нине хотелось бы за него побороться — бороться пришлось бы с ослепительной Аллой Ларионовой.

Избранницей Ростоцкого Нина стала неожиданно для себя. Ростоцкий решил творить в деревне, в глуши, с другом; там, вдали от суеты цивилизации, казалось им, они непременно породят не просто заказанный сценарий, а шедевр. Вопрос стоял за малым: оба не умели готовить и боялись, что презренный быт в лице питания бутербродами поборет их творческое начало.

Ростоцкому хватило наглости подойти к Нине и предложить поехать с ними поварихой. С двумя парнями. В глушь. Кормить, пока они творят шедевры сценарного искусства, качаясь в гамаках. Нина посмотрела на него и согласилась. Только не сказала, что тоже не умеет готовить. Ростоцкий сам не ожидал, что получит согласие — очень удивился, но на попятную не пошёл.

Там, в деревне, Станислав открыл ей секрет: он на самом деле чувствовал себя с девушками куда нервознее, чем казалось со стороны. Потому что одной ноги у него не было: ходил на протезе. Ногу оставил на фронте, сам чудом выжил благодаря отваге и упрямству фронтовой медсестры, Анны Чугуновой. Ей Станислав позже посвятил свой знаменитый фильм «А зори здесь тихие…»

Через несколько лет Станислав и Нина официально расписались и завели сына. Андрей вырос актёром, как мать, и режиссёром, как отец. И ещё каскадёром — в себя самого.

Нине завидовали: красивый и знаменитый муж. А кроме того, хотя он, как все режиссёры, заводил вдали от неё романы, в отличие от других, обязательно возвращался домой. Вероятно, Нина Евгеньевна предпочла бы, чтобы он возвращался домой без предшествующих романов, но этого уже не узнать. Зато Маму Веру, отчаянно страдавшую из-за измены мужа, сыграла очень глубоко… В любом случае, супруги свято были верны традиции: когда он или она уезжает на съёмки, обязательно слать домой письма и телеграммы.

После 2000 года Меньшикову настигало несчастье за несчастьем. Мужа в 2001 схватил сердечный приступ, когда они ехали вдвоём на машине. Ростоцкий был за рулём, но успел затормозить и увести машину на обочину. Нина Евгеньевна немедленно вызвала «Скорую», но муж умер до приезда врачей. В 2002 погиб во время съёмок сын. Оставалась ещё внучка, но актриса недолго радовалась ей. В 2007 году она сама yмepла из-за оторвавшегося тромба.

Источник