Режиссер Юрий Завадский и его женщины: Цветаева, Вульф, Марецкая, Уланова, Раневская

Режиссера Юрия Завадского можно назвать визитной карточкой советского театра. Он был лауреатом Сталинских и Ленинских премий, Героем Труда, имел множество наград. И он действительно это заслужил, потому что ставил не только ура-патриотические постановки, но и классику, многие из его спектаклей – настоящие эталоны. Юрий Завадский основал и стал главным режиссёром Театра-студии Завадского, был главным режиссером театра Красной Армии и Ростовского драматического театра.

Юрий Александрович Завадский

Юрий Александрович Завадский

В 1940 году он возглавил Государственный Академический театр имени Моссовета, в котором он собрал мощную труппу: Вера Марецкая, Ростислав Плятт, Любовь Орлова, Фаина Раневская.

Известен режиссер также своими бурными отношениями с женщинами. И это не удивительно. Обаятельный красавец, яркий, статный и элегантный, к тому же такой интересный и талантливый, он постоянно притягивал женщин, которых он тоже не оставлял своим вниманием. О его личной жизни ходило много сплетен, что привлекало к нему еще больше внимания.

Юрий Завадский

Юрий Завадский

Юрий Александрович Завадский родился 12 июля 1894 года. Его родители, творческие люди, мечтали быть актерами, но появление семьи и рождение троих детей заставило их отказаться от этого, но творчество и творческие люди постоянно присутствовали в их жизни. Их мечту воплотил в жизнь сын Юрий.

О наиболее значимых женщинах в жизни режиссера Юрия Завадского в этой статье.

Поэтесса Марина Цветаева

С Мариной Цветаевой Завадский познакомился в октябре 1918 года, случилось это в Театральной студии Вахтангова. Цветаеву привел туда ее приятель Павел Антокольский. Красавец с золотыми кудрями и выразительными синими глазами, в которых поэтесса увидела «что-то ангельское…», очаровал ее. Она влюбилась, посвящала любимому стихи, драматические произведения.



Марина Цветаева

Марина Цветаева

Одно из них, посвященное Завадскому:

«Вы столь забывчивы, сколь незабвенны.
— Ах, Вы похожи на улыбку Вашу! —
Сказать еще? — Златого утра краше!
Сказать еще? — Один во всей вселенной!
Самой Любви младой военнопленный,
Рукой Челлини ваянная чаша».

Их роман начался не сразу, поначалу они просто дружили втроем – Антокольский и Завадский вместе приходили к Цветаевой в гости. В итоге роман все-таки начался, но продлился только около года. Потом влюбчивый Завадский увлекся молодой студенткой Ириной Анисимовой-Вульф.

Актриса Ирина Анисимова-Вульф

Ирина Вульф родилась в декабре 1906 года, ее мать, замечательная провинциальная актриса Павла Вульф, была учителем и близкой подругой Фаины Раневской. Ирина с детства росла в артистической среде, и сама стала актрисой. Ирина была хорошенькой и перспективной студенткой, благодаря матери и Раневской знала и общалась со многими известными актерами, дружила с Норой Полонской, последней любовью Маяковского.

Завадский влюбился в девушку, начал красиво ухаживать за ней. Павла Вульф была против их отношений, ведь Завадский был старше Ирины на 12 лет, и та была еще совсем юной. Но все-таки сдалась, и они поженились.

Ирина Анисимова-Вульф

Ирина Анисимова-Вульф

Увлеченные театром, Ирина и Юрий Завадский прекрасно понимали друг друга, были «на одной волне» и вскоре поженились. Но долго их брак не продлился – увлекающийся Завадский вскоре стал изменять супруге. Как часто он, возвращаясь под утро, в дверях бросался перед ней на колени, и, заламывая руки, так эмоционально каялся и плакал.

Ирина прощала, но ее терпение иссякло, и как-то, после очередного позднего возвращения супруга, она взяла чемодан и молча ушла. И хотя их брак был непродолжительным, Ирина Вульф продолжала играть важную роль в жизни Завадского.

Их отношения с уходом Ирины не закончились – они остались не только друзьями, понимающими друг друга с полуслова, но и коллегами, которые почти 40 лет работали вместе. Ирина долгие годы была помощником Завадского по театру. Прекрасная актриса, она также была и хорошим режиссером, они поддерживали дружеские отношения до смерти Ирины Сергеевны в 1972 году.

В.П. Марецкая (слева) и И.С. Анисимова-Вульф

В.П. Марецкая (слева) и И.С. Анисимова-Вульф

Актриса Вера Марецкая

Вера Марецкая была одногодкой Ирины Вульф. В 16 лет она поступила в школу-студию при Театре Вахтангова, причем, еще тогда, на экзаменах, Завадский обратил внимание на перспективную девушку. В 1922 году Вахтангов умер, и его студентами стал заниматься Завадский.

Режиссер с удовольствием занимался со способной девушкой, а для нее взрослый, известный в театральных кругах режиссер и, к тому же, красивый мужчины, был просто воплощением идеала. Но их отношения долгое время оставались на уровне учитель-ученица.

Ситуация изменилась в 1924 году, когда Завадский открыл собственную театральную студию и пригласил в нее несколько ярких выпускников школы-студии Вахтангова, в том числе, и Веру Марецкую. Очень быстро начался роман, а когда Ирина Вульф сама ушла от мужа-ловеласа, они расписались – без всяких церемоний, просто по дороге в театр зашли в ЗАГС.

Вера Марецкая

Вера Марецкая

Созданная Завадским театральная студия стала их общим детищем. Они не только вместе ставили спектакли, но и монтировали декорации, наводили порядок, даже в гардеробе при необходимости принимали одежду.

Через два года Марецкая родила сына Евгения. Дома она долго не задерживалась, вернулась в театр – ведь она была ведущей актрисой. Но не зря Ирина Вульф предупреждала Марецкую, что «ему нужна муза, а не жена». Супруга, разрывающаяся между театром, маленьким сыном и домашними хлопотами перестала быть музой и вдохновлять его. А какой мастер без вдохновения. И через некоторое время Вера Марецкая узнала, что у ее супруга роман – с известной балериной.

Вера Петровна была женщиной жесткой и решительной, напрямую спросила мужа о его измене. Тот сначала отпирался, но потом признался, что «роман с балериной» для него неважен, отношения на стороне ему нужны только для вдохновения, для него главное -это семья. Но разгневанная супруга выкинула чемодан с его вещами на лестницу, а на следующий день подала на развод.

Но их творческий тандем сохранился. В 1940 году Юрий Завадский был назначен главным режиссером театра имени Моссовета. Ведущей актрисой театра он сделал свою бывшую супругу Веру Марецкую. Марецкая стала в театре не только примой, она фактически руководила подбором актеров, диктуя Завадскому, кого ставить на главную роль, а кого снимать.

Юрий Завадский и Вера Марецкая

Юрий Завадский и Вера Марецкая

Балерина Галина Уланова

Уланова была на 16 лет моложе Завадского. Познакомились они на отдыхе в Барвихе, где режиссер был без супруги, занимающейся маленьким сыном. Уланова была солисткой Ленинградского театра оперы и балета и после того, как Марецкая, узнав о романе мужа с балериной, ушла от него, он уехал в Ленинград и жил у Улановой. Когда началась война, они зарегистрировали свой брак и вместе уехали в эвакуацию.

Галина Уланова

Галина Уланова

К концу войны их брак распался. Они уже давно были скорее друзья, чем муж и жена, поэтому расстались спокойно, без скандалов. После войны оба жили в Москве – Завадский на улице Горького, а Уланова в пятикомнатной квартире на Котельнической набережной, где проживали многие знаменитые деятели искусств.

Они так и не оформили развод, формально оставаясь мужем и женой.

Актриса Фаина Раневская

Между Завадским и Раневской не было любовного романа. Но эти люди работали рядом много лет. И много лет влияли на жизнь друг друга, попортив друг другу много крови.

Юрий Завадский

Юрий Завадский

Впервые режиссер и актриса встретились в 1933 году в Центральном театре Красной Армии (ЦТКА), где Завадский был режиссером. Отношение Раневской к Завадскому сразу было предвзятым – она видела, как переживала Ирина Вульф, дочь ее подруги, которую она знала с детства, после расставания с Завадским. Поэтому их отношения складывались непросто. Когда в 1935 году Завадского перевели в Ростов-на-Дону и он уехал туда с частью труппы, Раневская осталась в Москве.

Вновь их пути пересеклись в 1949 году благодаря Ирине Вульф. К тому времени обида на бывшего мужа у нее давно прошла, она стала для Завадского верной помощницей в театре Моссовета. Остыла и обида Фаины Георгиевны. Когда Ирина предложила Завадскому пригласить в театр Раневскую, а она уже к тому времени стала известной актрисой, за плечами которой было много успешных не только театральных, но и киноролей, он согласился. Согласилась на предложение работать в одном из ведущих театров и Раневская.

Их отношения с первого же спектакля стали складываться непросто. Завадский хоть и предпочитал ставить классику, приходилось ему также ставить в театре и идеологические постановки на современную тематику. К очередной дате в театре Моссовета ставили патриотическую пьесу Анатолия Сурова «Рассвет над Москвой». В ней и дебютировала Раневская в роли идеологически правильной старухи Агриппины.

Роль была далеко не первого плана, с речами-лозунгами. Но Раневская сделала совершенно безликую роль так, что затмила своей игрой главных героев. Публика Раневской аплодировала. Особенно, когда она своим непередаваемым голосом говорила:

«Мы-то с тобой, дорогой товарищ, прекрасно знаем, как все обстоит на самом деле!».

А спектакль в итоге получил Сталинскую премию второй степени.

Следующий спектакль был по пьесе Билль-Белоцерковского «Шторм», в котором Раневская сыграла роль Маньки-спекулянтки, прославившей ее на всю Москву. Эпизод с допросом Маньки настолько полюбился зрителям, что многие приходили посмотреть только этот кусочек спектакля. Потому что больше смотреть было нечего – неинтересный сюжет, плоские роли.

Фаина Раневская в спектакле "Шторм"

Фаина Раневская в спектакле «Шторм»

Это был явный успех – и не режиссера, а актрисы. Раневская явно затмевала Марецкую, игравшую главную роль. Завадский был раздражен, он старался сместить акценты в спектакле, вводил новые роли и в итоге даже вообще убрал эпизод с Манькой. Но зрители требовали: «Когда выйдет Раневская?».

На это Раневская иронизировала:

«Что великого сделал Завадский в искусстве? Выгнал меня из «Шторма»».

И Раневская ушла из театра. Сама она говорила об этом так:

«Уход из Театра имени Моссовета в первую очередь был вызван напряженными отношениями с самим Завадским и его ведущей актрисой, его «примой» Верой Марецкой. Они не могли спокойно взирать на ту популярность, которой пользовалась я, и не желали работать вместе со столь «неудобной особой».

Через 9 лет Раневскую опять пригласили в театр Моссовета. Она участвовала в спектакле «Дядюшкин сон», как всегда, выстроила сама роль. А когда театр с этим спектаклем поехал во Францию, роль Раневской передали Марецкой, а Раневская осталась в Москве.

И так было не раз: Раневская делает роль, спектакль имеет успех, и роль у нее отбирают. Так же было со спектаклем «Странная миссис Сэвидж». Пьесу предложила Раневская, Завадский ее поставил и спектакль стал настоящим хитом сезона, его играли почти каждый день. Раневской, которая была уже немолода, было тяжело, и она попросила ввести на замену Любовь Орлову. Ее ввели, а следом – и Марецкую. В итоге Марецкая вытеснила обеих.

Стоит ли поэтому удивляться их постоянным ссорам, колкостям Раневской, не очень лестным отзывам актрисы о знаменитом режиссере:

«Завадский любит, когда говорят правду в глаза, как бы она ни была льстива!

Завадский лучший из режиссеров, если не принимать во внимание всех остальных.

Завадский всегда разъяснит, к какому выводу актеры должны прийти своим умом.

С Завадским трудно. Если я молчу, он тут же воображает, что он прав. Если спорю – считает так вдвойне».

Если пьеса удалась – Завадский гений. Если провалилась – актеры и публика дураки».

И тем не менее, они продолжали работать вместе. Раневская не уходила из театра, потому что другие режиссеры просто не хотели работать со скандальной актрисой. А Завадский работал с ней, потому что каждое участие Раневской приносило спектаклю успех.

Фаина Раневская и Юрий Завадский

Фаина Раневская и Юрий Завадский

Фаина Георгиевна прекрасно понимала, что ее отношение к Завадскому предвзято и не всегда справедливо. Она говорила:

«Завадский хуже, чем думает о себе он сам, но, возможно, лучше, чем думаю о нем я».

Когда, Завадский умер, Раневская тяжело переживала. Она говорила:

«Осиротели. Тяжело было с ним, а без него будет совсем худо.

И я грущу, тоскую о нем, мне жаль, что он ушел раньше меня. Я чувствую свою вину перед ним: ведь я так часто подшучивала над ним…»