«Я большого гнома у неё купила. Жалею, что не купила Андрея Миронова». Актриса Алёна Яковлева

Источник фото: z-aya.ru

Источник фото: z-aya.ru

«В молодости у мамы был туберкулёз. Папа ездил с ней в санаторий, лежал рядом на коечке, не боясь заразиться». Актриса Алёна Яковлева
Журнал не о платьях16 февраля 2023

К сожалению, в родном театре у меня сейчас почти нет работы, и ко всем моим предложениям руководство остается равнодушным. Есть одна радость: к моему недавнему юбилею брат Антон Яковлев поставил «Лес» Островского, и я в нем с огромным удовольствием играю Раису Гурмыжскую. Сейчас это самый востребованный спектакль в Театре сатиры. Маша, пока не ушла в декрет, играла в нем Аксинью. Ваня, мой зять, написал прекрасную музыку. Когда говорят, что у вас – клан, я отвечаю: «Ребята, так сложилось. Мы же не виноваты, что все оказались талантливыми людьми!» (Смеется). Хочется, очень хочется новых ролей в театре, которому я отдала почти сорок лет жизни, но пока – увы…Слава богу, полно работы в других местах. Я снимаюсь в сериалах, играю в антрепризных спектаклях, вот скоро сдаем «Пиковую даму», где я – старая графиня. Одним словом, у меня сейчас насыщенное время. И я этому рада.

Куклы

Возможно, их, «живущих» у меня в квартире и на даче, даже уже больше двухсот. И это не просто куклы – персонажи. Самая любимая – та, с которой все началось. Маленький Оле-Лукойе. Его мне подарила автор – известная кукольница Олина Вентцель. Она была потрясающей мастерицей, делала кукол – семью Романовых, Андрея Миронова, Евстигнеева, Янковского – чуть ли не всех знаменитостей! Я большого гнома у нее купила. Жалею, что не купила Андрея Миронова. Он стоил 300 долларов, у меня в то время таких денег не было. А потом Спартак Мишулин подарил мне даму с собачкой. Ольга Аросева, Вера Васильева, Александр Ширвиндт – все дарили кукол. Вот недавно звонит знакомый:

«Слушай, мы в Кисловодске, пошли сегодня на рынок, а там такие два муравья стоят и ворона! Чудо как хороши. Как раз для тебя. Кого купить?» – «Покупай всех!»

И почти все куклы у меня авторские. Я уже перестала на кукольные выставки ходить, потому что деньги оставляешь там немеренные (Смеется).

На грани отчаяния…



Я считаю, что для женщины, особенно для артистки, очень важно иметь чувство самоиронии. Оно спасает от некоторых восторженных по отношению к себе ощущений, которые, я считаю, абсолютно губительны для людей нашей профессии. И это то качество, которое я всегда развивала в себе. Вот, знаете, бывают в жизни ситуации, которые я очень хотела бы изменить, но по разным причинам не могу. И всласть напереживавшись по этому поводу, я в итоге говорю: все, Алена, стоп, значит, должно быть так, как оно сейчас есть, – смирись, улыбнись и живи дальше.

На самом деле я очень расстраиваюсь, иногда бываю на грани отчаяния, когда не могу пробить лбом стенку, а пробить очень нужно! Например, мы с братом Антоном хотели поставить «Лес» – и два года добивались этого. Результата – ноль. И в какой-то момент я сказала: все, больше не могу. Отпустила ситуацию. И вот тут буквально каким-то чудом дело сдвинулось с мертвой точки, и спектакль мы сделали. Господь Бог, видимо, ждал, когда я скажу это «стоп». Иногда действительно надо перестать ждать и надеяться, чтобы ожидаемое получить.

В жизни я поимела всякое, в основном плохое (Смеется).

Это только кажется, что у меня все всегда прекрасно. Честно. Просто я так устроена, что из всего, что со мной происходит, стараюсь извлекать пользу – не в корыстном, а в хорошем, человеческом смысле. Например, когда заканчиваются отношения с мужчиной, я не оставляю пепелище – сберегаю то, что считаю нужным сберечь для своей души, для своей памяти – и что, как я считаю, может пригодиться в будущем. И всегда оказываюсь права!

Задушевные подруги

Дружеские отношения для меня даже важнее ролей. Но, к сожалению, это не всегда оправдывается. Была у меня подруга, которая с годами вдруг стала видеть все в черном цвете, постоянно обвиняла всех и вся. Я терпела это много лет. И не просто терпела – пыталась вернуть в ее жизнь светлые краски. В итоге потерпела поражение и, видимо, настолько стала ей чужой со своим оптимистичным отношением к жизни, что она сама прекратила общение. Даже не выразила соболезнования по поводу смерти мамы. И я испытала облегчение, потому что зачем, собственно, нужна такая дружба, если она не доставляет радости. Не надо идти навстречу людям, которые не идут навстречу к тебе…

Сегодня у меня семь ближайших подруг, и каждая – источник исключительно положительных эмоций. Мы ходим в ресторанчики, на выставки, в театры, вот недавно вчетвером (кто был свободен) махнули в Кисловодск – просто отдохнуть, водички попить. И мы, конечно, помогаем друг другу, поддерживаем в трудные дни. Причем все – разновозрастные. Мне, самой старшей, шестьдесят с небольшим, а самой молодой – сорок два. Я говорю:

«Девочки, когда мне будет восемьдесят, вам будет всего шестьдесят! Поэтому не спорьте с черепахой Тортиллой!»

Романы, взаимоотношения с мужьями, с детьми – все у нас на виду. Мы постоянно за кого-то хлопочем, кого-то куда-то пристраиваем. В общем, правильно живем. От этого и настроение хорошее!